• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:55 

Ничего не бодрит утром так, как оркестровая репетиция. Положительный настрой на весь день.
Какое счасть быть вокалистом. Путь даже начинающим, средней руки. Поешь и чувствуешь, как все тело наполняется искрящейся кровью.
Я готов уехать в любой город на планете, лишь бы там был оркестр. Способный терпеливо переносить мои завывания.

20:30 

Послушай внутренний голос и сделай всё ровно наоборот

В последнее время часто задумываюсь о разного рода конъюнктуре: ипотека, смартфон на андроиде, секс с женщиной etc. Эти мысли проходят ватерлинией для человека, старающегося держаться на плаву. Теплая ламповая нормальность.

Один мой товарищ недавно стал встречаться с девушкой. Теперь он, кажется, пропал. Он фотографирует все подряд и отправляет ей. Он постоянно чатится. Говорит о себе "мы".
Мы ходили в театр.
Нам не понравилось.
Но третий акт был ничего.
Он спрашивает разрешения у неё, как у своей мамочки.

Лучшая часть себя.
Как же она мило выглядит, если наблюдать её у других.

19:38 

То чувство, когда хотел прилечь на диван с макбуком, но у тебя нет ни того ни другого

Окей.

Жили-были людишки. Они хотели есть, пить, трахаться. И опорожняться в итальянские унитазы Hatria. Чтобы позволить себе такую роскошь, им пришлось изобрести письменность, численность, законы и другие приблуды. А главное -- им пришлось объединиться в городах. Сначала города состояли из одиноких сарайчиков, потом, когда места на всех стало не хватать, сарайчики посносили, и построили хрущёвки. Хрущевки -- это такое жилье, которое строилось при Хрущеве. ХЗ кто это, но не суть.

В хрущёвках было по пять этажей. То есть в один дом вмещалось уже большее количество людишек. Места хватало для всех и не для кого.
Но потом кому-то в голову пришла гениальная мысль, что плотность жилья можно увеличить, если заселять людишек не по одному в комнату, а сразу по четыре.
Так появилась моя общага. Двенадцатиэтажное здание из красного кирпича. По два узких коридора на каждом этаже. По четыре баяниста в каждом коридоре.

Дверь открывается наружу. Дверь бьет проходящего по узкому коридору людишку. Из комнаты выходит неопределенной национальности, но со вполне определенным животом людишка. На людишке: растянутая рваная грязная обрызганная хрючевом вонючая футболка (199₽, secondhand), спортивное трико с катышками (449₽, Perehod) и синие резиновые дешевые китайские тапочки (199₽, noname). Тапочки скрипят, хлюпают по узкому коридору, где с десяток дверей с каждой стороны угрожают открыться наружу в любой момент. Жалкий, ссутуленный, с взглядом пришибленной собаки, людишка проходит кухню. Из кухни доносятся адские вопли баяна. Баянист поворачивает голову. Баянист услышал хлюпанье тапочек. Баянист заинтересован.

Синдром вахтера? Синдром баяниста!

Кому принадлежат эти тапочки? Кто их носитель? Свой? Или чужой? Надо обязательно глянуть. Нельзя же просто заниматься своим делом. Надо везде сунуть свой нос. Надо быть осведомленным!
А вдруг в коридоре враг? Вдруг он подойдёт к баянисту сзади и ударит чем-нибудь тяжелым по голове? За то, что мучил людишек адскими воплями баяна? Или просто так ударит? Из-за плохого настроения?
И тогда не есть и не пить больше баянисту. И не трахаться.
И в унитазы итальянские не срать.

15:03 

Большое зеркало в полный рост и лихо закрученные усы, муар на ступнях и осанка военного, ежедневный многочасовой уход за телом — красота и самолюбование неразрывны. Выученная искренность улыбки великодушно и в то же время по-свойски вылавливает очередную жертву, по собственной воле впутавшуюся в эту паутину. Ожидание отложенного удовольствия раздувает огонь воображения, в котором сгорают все нравственные оковы прошлого. Хищник играет с жертвой, для смеха лишь притворяясь милым.
Возмутитель спокойствия ни к чему не прикасается руками.

14:25 

Почему стоит перебрать весь свой гардероб и выкинуть черные одежды?

Черный цвет поглощает все световые лучи, ничего не отдавая взамен. Это ужасно эгоистично.
Люди, одевающиеся в черное, словно хотят раствориться в пространстве, стать его невидимой частью, чтобы «не отсвечивать». Интроверты.
Музыканты в оркестровой яме сидят в черных рубашках, чтобы свет от пультов не попадал в зал. И не мешал зрителям.
Официанты, охранники, полицейские -- обслуга и мелкая власть выряжаются в черную форму. Возможно, формальность подчеркивает низкую социальную значимость.
Импрессионисты никогда не рисовали черное.
Черный цвет универсален, популярен и, как следствие, выгоден для производителя. Но не для потребителя.
Очень просто надеть все черное и не думать совместимости брюк и туфель. И об индивидуальности тоже не думать.
Черный цвет ассоциируется с трауром, скорбью и смертью.

22:20 

Хлеба и зрелищ!

У меня под боком два объекта для наблюдений. Для удобства назовем их №1 и №2. Они очень похожи друг на друга: парни по двадцать четыре года от роду, имеющие отвратительную привычку смотреть мультики во время приёма пищи. Вставив уши в уши, они перестают слышать что-либо вокруг себя и даже самих себя. Ситуация осложняется перманентной простудой, передающейся в комнате воздушно-кашельным путём со всеми вытекающими из носа соплями.

№1 ест лёжа на кровати, за что получил прозвище "древний Римлянин".
№2 царственно восседает за кухонным столом, занимая своей разбухшей сальной тушей всё свободное пространство.

№1 предпочитает 2D анимацию.
№2 смотрит современные диснеевские мультики.

У №1 серый ноутбук, экран которого ночью создаёт большой световой шум.
№2 проводит досуг (жизнь) перед маленьким и дешевым андроид-планшетом.

№1 втягивает сопли через нос, а затем их отхаркивает.
№2 делает перерывы на распыление спрея от горла и замер давления.

№1 предпочитает качественные немецкие затычки.
У №2 какой-то китайский ноунейм.

№1 хлещет пиво из горлышка.
№2 предпочитает балтику в жестяных банках и ромашковый чай.

№1 посмеивается заливистыми трелями, мычит и хмыкает.
№2 не смеётся, а кричит, а ещё издаёт полный спектр шипящих свистящих ужимок.

Надо отдать должное №1, что во время просмотра мультиков он не комментирует происходящее.
№2 же напротив, забывая, где и с кем он находится, отпускает выражения человека, недавно пережившего страшную трагедию и пытающегося собраться с мыслями, чтобы хоть как-то дальше жить.

№1 ест непонятное месиво со сковородки, по запаху напоминающее кал.
№2 ест колбасу и сосиски.

Оба объекта включают мультики во второй половине дня сразу, как только у них появляется свободное время.
При этом №2 не имеет временного ограничителя -- он может сидеть за кухонным столом хоть до пяти утра, но обычно
№1 выключает свет ровно в полночь.
Чтобы свет не мешал смотреть мультики.

№1 чавкает, громко дышит ртом и рыгает.
№2 в порыве... мм, неведения, самовлюблённо гладит свои жирные ляжки и зевает.

Они делают это каждый день.
Это настолько отвратительно, что я желаю им делать это всю свою жизнь.
Без перерывов на работу и общение с людьми.

@музыка: Опера для древнего римлянина, толстого невротика и меня

09:19 

Кажется, кто-то следит за моим wi-fi, но это даже к лучшему

Из всех причин опубликовать новый пост в дневнике можно выделить одну самую прозаическую. И это даже не графомания, а потребность производить звук. Клавиатура ноутбука устроена неудобно в этом плане, нужно постараться, чтобы производимые кляцкания получались достаточно громкими. Но у меня есть небольшой зрительский опыт, который точно поможет в этом деле.
Каждое действие производит звук:
Закрыть дверь,
Покашлять,
Вскипятить воду в чайнике,
Размешать сахар в кофе,
Ходить босиком,
Ходить в носках,
Надеть куртку,
Открыть рюкзак,
Написать новый пост в дневник, всё это производит звук.
И как же глупо выглядят люди, которые пытаются уменьшить свою громкость. Эти люди
Придерживают дверь,
Кашляют в кулак,
Пьют минералку из бутылки или
Пьют растворимый кофе без сахара,
Ходят в мягких домашних тапочках или
Ходят на цыпочках,
Всегда с вечера собирают лут,
Отключают звук мобильного телефона якобы для того, чтобы не мешать другим людям.
Но разве может мешать звук, прозвучавший в своё время в своём месте? Разве отсутствие звука не стало бы причиной тревоги?
Своевременность оправдывает все издержки звучания. Кто не согласен -- идёт вон, т. к. не может быть аргументов против своевременности.
Нельзя предъявить человеку за то, что он храпит ночью в своей спальне. Нельзя предъявить человеку за то, что он варит кофе по утрам. Нельзя предъявить человеку за то, что он хлопает дверью днём. Нельзя предъявить человеку за звук открывающейся пивной бутылки, если эта бутылка открывается дома на диване перед телевизором.
И, конечно, нельзя предъявить мне претензии за стук по клавиатуре в девять утра. Потому что, мать вашу, девять утра это не пол-третьего ночи, и я, нехорошее слово, не понимаю, почему нужно печатать в пол-третьего ночи то, что можно печатать в девять утра!
Печатать в пол-третьего ночи, а утром спать! Это несвоевременная графомания, ты, идиот с нижней полки! И, сволочь, если ты думаешь, что никому не мешал этой ночью, ты глубоко заблуждаешься! Очень глубоко, мразь!
Что там было у тебя? Философский труд? Дипломная работа? Заготовки детективов Дарьи Д., что? Скажи, хотя бы, что ты переводил любовное послание для женщины из ЛА, я пойму! Ради чего ты, мразь, лишил меня сна? Ради какого такого откровения мне весь день ходить разбитым?
Gj-vjtve? rnj-nj lfdyj yt gjkexfk gbpls/

Не жди теперь, подлец, что я буду смеяться над твоими глупыми шуточками.

21:43 

Платная медицина

Платные врачи обладают уникальной техникой печати.
Сесть прямо, задумчиво уставиться на монитор. Слегка сдвинуть брови, но не хмуриться. Кисти держать на воздухе, подушечками пальцев громко добирать дно клавиатуры. Локти развести чуть в сторону. Периодически выжидать серьёзную паузу, как бы ныряя в глубины памяти за нужным рецептом. Через пять-шесть минут агрессивной клавиатурной очереди несколькими щелчками мыши отправить документ в печать. Когда принтер выплюнет очередной рецепт, взять лист и торжественно вручить его поциенту. В заключение добавить что-то грозное, типа, «не медлите! Или скоро вы не сможете ходить!»

@музыка: не великий Bellini

10:45 

Если мне когда-нибудь исполнится восемьдесят пять, то я стану отращивать усы и бороду, которые потом выкрашу в кислотно-голубой, буду носить модные очки с круглыми зеркальными стёклами, хипстерскую шапку и рокерские перчатки без пальцев. Я поступлю в консерваторию на симф и первым делом возьму Заратустру Рихарда нашего Штрауса -- разогнать кровь по венам. А после репетиций буду писать постмодерновые сказки для правнуков.

10:07 

На полке

. Золотой набор хипстера -- Над пропастью во ржи, Вино из одуванчиков, Так говорил Заратустра;
. Чтение для юношества -- Герой нашего времени, Вертер, Мартин Иден;
. Достоевщина -- Униженные и оскорбленные, Бесы, Идиот;
. Пушкин;
. Чехов;
. Толстой -- Анна К.;
. Книги от соседа Данила -- Наивно. Супер и Генеалогия морали Ницше;
. Гёте -- Фауст;
. Ремарк -- Чёрный обелиск;
. Набоков -- Лолита;
. Роберт Шекли;
. Бродского в топку.

01:59 

Эмпат

Плохой день всегда начинается с плохого утра.
Ты открываешь глаза с большим трудом. На пятый раз это получается.
Ты лежишь голый на тесной кровати. Продавленный матрац пружинами впивается в твою спину.
В тесной комнате стоит смрад. Адски слепит солнце прямо к тебе в окно. Духота воспламеняется жарой.
Голова раскалывается, во рту кошачья моча. И жажда, какую не испытывает даже заблудший в Сахаре странник.
Ты смотришь на часы. Через десять минут опоздал.
Выходишь из комнаты с дырявым полотенцем. Моешь голову в жестяной раковине. В холодной воде, потому что горячую отключили. В раковину, кстати, кто-то нахаркал. С кровью.
В туалете на тебя садятся мухи.
Набираешь воду в чайник. Из чайника вытекают тараканы. Прямо в твой растворимый кофе. Пьешь без сахара -- забыл купить.
Заходишь в интернет на пять минут. Выходишь через час.
Надеваешь недельные вонючие носки. С дырками. Засаленную рубашку. В кармане брюк тоже дырка.
Вспоминаешь про сумку. Ничего не готово. Выкладываешь ненужные бумаги на стол. Ищешь нужные бумаги в одной стопке с ненужными.
Берешь свой мобильник. Он разряжен.
Берешь кошелек. Опять нет налички.
Ищешь ключи. Не можешь найти. Мысленно ругаешься с домовым.
Выходишь из дома. Возвращаешься за сумкой. Смотришь в зеркало. Ругаешь себя за суеверия.

21:33 

Прозрачные люди, или «почему меня никто не замечает»

Москва -- это русские Штаты. Сюда устремляются неусидчивые провинциалы, уставшие влачить своё жалкое существование на малой Родине, в которой они разочаровались. Столица видится волшебным градом, изобилующим средствами, карьерными возможностями, социальной средой, а главное -- добрыми чуткими жителями, всегда готовыми прийти на помощь. Здесь поставят на ноги, отогреют, снарядят конём, медной шпагой и мечом. Бесплатно и без регистрации. Увы и ах! Суровая реальность являет собой офис двадцать четыре на семь, съедающее изнутри одиночество и красные пятна от укусов микроскопических мразей, проживающих в недрах засаленного матраца, брошенного в угол пустой комнаты за МКАДом, арендуемой на пару с зловонной интересной личностью.

На всякий случай надо уточнить, что я толерантен к приезжим, т. к. сам из их числа. Но я терпеть не могу той детской наивности, с которой некоторые индивидуумы повисают на шеях ни в чём не повинных и чужих (!) людей. Это, знаете, раздражает. Особенно в праздники, когда весь народ устремляется в общественные пространства.

Решил сегодня совершить паломничество к Пушкинской. Для атмосферы включил Caretaker в Walkman и вышел на Цветном. Повсюду праздничная суета, гирлянды, машины, кофейни -- весь этот постновогодний антураж, от которого аборигены наверняка уже устали и скрываются где-то в недрах своих апартаментов. Я наслаждаюсь картинкой и музыкой, как вдруг толпы молодых людей с iPhone в руках начинают поочерёдно штурмовать моё публичное уединение:
-- Где ближайшее метро?
-- Это какая улица?
-- Как пройти к улице N?
Вот прямо так. Не обращаясь, не извиняясь, они заглядывают вам в лицо и говорят о своих проблемах. Наглым, хамским тоном.
Это происходит повсеместно. Молодая девушка перекрывает дорогу и просит тридцать рублей на маршрутку с таким невозмутимым видом, как будто я обязан оплачивать её транспортные расходы и считаю это делом всей своей жизни. Может быть, у меня на лице написана вселенская забота и доброта? Сомневаюсь.

Обратно на метро. Сижу. Слева немолодая грубая женщина в пуховике медленно поворачивает голову и говорит мне:
-- Вы, должно быть, юрист? -- и, не дожидаясь ответа, -- у моей беременной дочери проблемы. Вы поможете?
Офигеваю. Встаю молча. Ухожу в другой конец вагона.

Прозрачная женщина.

18:54 

Стихи

* * *
38, 413,
31-66-12.

(12.01.2012)

@настроение: Лирическое

@темы: Театральное кафе

00:08 

Catulli carmina

Несколько часов назад на сцене большого зала Московской Консерватории завершилось первое в России исполнение хором Владимира Минина сценицеской кантаты Карла Орфа "Catulli Carmina" (песни Катулла). Зал был полным, авации не прекращались очень долгое время, зрители тепло приняли незнакомый жанр и формат произведения. Исполнение не подкачало - это же Хор Минина, шикарный квартет роялей, замечательный и очень динамичный ансамбль ударных и темпераментные солисты.

Да, они пели Брамса, Малера и ещё кого-то, пели очень хорошо, но все же люди пришли именно на Орфа - его так редко удаётся услышать российской публике.

С нетерпеньем жду третью часть триптиха.

@темы: Театральное кафе

22:43 

Повторяется

Вот я снова в том же месте, где был ровно год назад, где был ровно два года назад. Всё повторяется. Однако, на этот раз нужно многое сделать, многое успеть. Завтра начнётся приятная беготня по просторным невысоким улочкам.

Аккаунт Facebook временно заблокировали. Просят ввести фамилию первой учительницы. А я не помню. Хоть убей :(

@темы: facebook, Уфа

11:11 

Москва

Москва - замечательнейший русский город, столица нашей необъятной родины, величайший культурный центр, из которого я пытаюсь выбраться, стоя в пробке и слушая армянский смех маленькой невоспитанной девочки на весь салон маршрутки. Если пробка рассосется раньше, чем уедет мой поезд, то я до самого концерта гакта буду наслаждаться российским обществом, свободными дорогами, свежим воздухом и разнообразной архитектурой родного города, за который когда-то мне было неудобно. Глупости.

Внезапно к нему вернулось рабочее настроение

главная